О кафедре

Предмет научно-технического направления

Мы находимся вот в каком слое: если внизу находится природа, над ней построен искусственный мир, который представлен техникой, основой цивилизации. Мы находимся над этим уровнем. Итак, мы научились познавать природу с помощью науки, здесь находится наша любимая физика, химия и т. д., мы научились с помощью этих законов создавать замечательную среду для себя с автомобилями, сотовыми телефонами, ракетами, радиолокаторами, гамбургерами и т. д.

И вот так, в отличие от этого Е-мира (т. е. естественного мира), возник И-мир — искусственный мир, помимо которого мы существовать уже не можем очень давно. В этом искусственном мире возникли некоторые проблемы, которые способствовали возникновению третьего мира, который называется организация. С помощью техники мы преобразуем природу, извлекаем из нее не только нефть и золото, но и много чего другого. С помощью организации мы преобразуем технику, которая извлекает ресурсы из природы. Организация — это мы с вами, т. е. это лица, люди, их навыки, знания, интеллект и т. д., но которые со-организованы в некоторые большие группы. Также как первобытный человек, который догадался, что в одиночку он мамонта не забьет, поэтому нужно действовать только командой, стаей. А для этого нужна специализация функций, разделение ролей, необходимо организованно провести всю спецоперацию, иначе этот кусок природы, живого мяса уйдет. Примерно таким образом мы находимся в этой сфере.

Проблемы двигались от естественного мира к искусственному и, наконец, к метаискусственному миру, организационному, поскольку где-то в 40-х годах технические системы, которые начали создавать люди, стали так называемыми сверхсложными техническими системами или большими техническими системами. Создание физтеха в определенном смысле и есть создание фирмы, которая была ответом на эту проблему: это противоракетная оборона, большие авианосные корабли и соединения, радиосвязь, радиолокация, обнаружение и т. д.

История появления направления

Впоследствии, стали возникать дисциплины, которые уже называются не физика, химия, так красиво и приятно, а распознавание образов: надо распознать чужой истребитель или свой исследованием операций, т. е. надо так спланировать войну или сражение, чтобы затратить ресурсы, огневую мощь, победить противника, кодирование, теория информации и т. д. Эти дисциплины создали в так называемой своей вершине системотехнику или чуть выше — системный анализ. Системотехника возникла в 40-х годах в США и примерно в конце 50-х оформилась уже целая методология, которая называлась «анализ систем» (system analyses, system engineering), посвященная тому, как же бороться со сложностью, сверхсложностью технической системы, когда мы, организации, ее исследующие и ее создающие, сами становимся неуправляемым большим объектом.

В создании систем принимали участие сотни тысяч людей, десятки компаний, предприятий, НИИ, КБ, заводов и т. д. Они кооперировались. Есть такие понятия как подряд и субподряд. Некоторый генеральный конструктор, у которого своя фирма, раздает задания подрядчикам, те субподрядчикам, т. е. соисполнителям. Если кто-то и собирает самолет, в конце концов, то какой-нибудь высотомер делает КБ в Красноярске, а колесо делает фирма, которая находится в Сухуми и т. д. И вот это и является огромной организацией, которая включала до 10–12 уровней кооперации. Эти цифры, осознание как проблемы, появились именно вот на таких больших технических системах, таких как Посейдон, Трайдент, ракетные системы противоракетной обороны и т. д., о чем я уже говорил. Стало понятно, что кроме природы и техники нужно исследовать организации, а для этого нужна своя методология и свои научные методы.

Естественно, что понятия, которые созданы в физике и в технике, не применимы к организации. Совсем тривиальный пример: когда мы говорим друг другу «цилиндр», у нас с вами в голове возникает совершенно один и тот же образ. А когда я говорю вам «луна», то, что у кого возникло в голове — еще надо уточнить. Когда же я говорю «высокоэффективная организация» или «хорошая управляемость», то просто «гроб», «могила» — даже на очень простых в этой сфере понятиях, как прибыль или себестоимость, управленцы организаций могут не понять, что имеется в виду. Поэтому понятия из физики и техники не переносимы, и нужны свои понятия.

Методология

Что означает «концепт»

«Концепт» означает в переводе с английского «понятие». И вот какими же понятиями надо обладать, чтобы исследовать организационную материю, а я претендую на то, что это новая форма движения, материи такая же, если не более сложная, чем физическая, химическая и биологическая и т. д. И более того, она, в отличие от социальной формы, движения, которую философы исследуют, погружена в социальную, но она не такова. Потому что она искусственна, как минимум, на половину.

Организации люди создают ради некоторых целей. Эти цели достигаются или не достигаются в зависимости от управляемости организаций. А общества пока исторически возникают сами собой. Если взять древнегреческий город какой-нибудь, то его никто не проектировал специально и распределение функций не создавал. А фараон так и вовсе: как сел на престол и «фараонил» сколько ему влезет. Никто ему должностной инструкции не писал и обязанности его не определял.

Мы — как направление, о котором я сказал, поняли, что эти понятия, концепты нужно брать из общей теории систем, поскольку в теории систем исследуются понятия не физические и химические, а именно системно-аналитические, такие как устойчивость, организованность, самоорганизация, растущие системы, открытые системы, целенаправленные системы, целеустремленные системы и, наконец, как высший класс так называемые развивающиеся системы. Наверное, у всех вас не очень большой опыт общения с организациями, кроме физтеха, который тоже является организацией и учебным графиком, который есть организационное решение или организационная форма, но фактически все организации развиваются, адаптируются. Что такое развитие и адаптация — мы не знаем толком. Хотя адаптивные технические системы с распознаванием с обучением с учителем помогают создавать кибернетическую систему.

Эти концепты или конструкции, как мы говорим, должны отличаться примерно такой же строгостью, как планиметрия Евклида, потому что когда менеджеры общаются, они должны это делать в некоторых терминах, понятиях, примерно так же как с треугольником или цилиндром. Они должны взаимнооднозначно понимать организацию, понимать решения, которые приняло руководство иерархически более высокого уровня, как оно выполнено на более узком, как возникли конфликты в организации и прочее.

Следовательно, теория систем есть конструктивная основа направления исследования и проектирования организаций. Смотрите, какую вещь я произвел: мы также как исследовали природу, создавали технику, постепенно от исследования организаций перешли к созданию или проектированию организаций. Проектирование организаций — вещь исторически очень молодая, потому что если техническую систему: телефон, компьютер или самолет можно изготовить по соответствующим чертежам и технологической документации, то, что является чертежами для изготовления организации — не понятно.

С понятиями, которые ложатся в основу, мы разобрались — это очень сложные системные понятия, которые исследуются, кстати, и в биологии, социологии, экономике. Но они должны быть оттуда экстрагированы, извлечены, эксплицированы, как мы говорим, в очень точном, желательно в математическом языке. Следовательно, так же как и в любой нашей физтеховской дисциплине встает вопрос: «А математика что, где?»

Математический аппарат

Такая математика была найдена. В 60-е годы группа французских математиков взяла псевдоним Бурбаки и задалась такой сверхзадачей — строительством вавилонской башни или переписать всю современную математику на едином языке. И они взяли и построили ее на теоретико-множественном языке. Том 1 называется «Теория множеств», и далее они до 15 (точно не помню) тома переписали алгебру и т. п. на этом языке.

Оказалось, что теории множеств недостаточно. Основные конструкции, которые лежат в основе каждой математической дисциплины, более сложны, они состоят именно из конструкций множеств, вложенных, пересекающихся, множеств подмножеств и т. д., декартовых произведений. И вот возникла теория структур, которая говорит, что каждая математическая дисциплина, всякая понятийно строгая наука имеет свою структуру, и она может быть выражена в этом языке. Там ключевым понятием является род структур, т. е. структуры оказываются похожими друг на друга, топологическая структура или там ф-структура группы, алгебры и т. д. И структуры данного рода могут рассматриваться как некий идеальный обобщенный объект.

Итак, мы нашли эти вот схемы — от самых простейших до адаптивных и целеустремленных. Они называются концептуальными схемами. Мы нашли концептуальные схемы, нашли аппарат, которые позволяет их формализовать и синтезировать.

Для чего нужен синтез? Всякая искусственная система есть синтез неких достижений и технических решений. Генеральный конструктор синтезирует проектные решения в конечной системе. Он должен увязать материи разных природ, прочностей, теплопроводностей, электропроводностей и т. д., по каждой из которой имеется форма, которую придаст конструктор частный, решив некоторую функцию. В основе лежало исследование, модель, расчеты на компьютере, но это не важно. То, что крылья отваливались у самолетов, флаттер или шины вибрировали на взлете, отваливались и т. д., исследовал Келдыш, позднее ставший академиком. Он исследовал эффект, но этого недостаточно. Чтобы это стало летающим самолетом, нужно синтезировать проектное решение со всеми остальными.

Поэтому возникает синтез. Мы должны синтезировать модели организации, а, следовательно, формализованные и упакованные, пчелиные соты, отдельные родовые структуры, которые формализуют целенаправленность или целеустремленность, самоорганизацию, эмержентность и т. д. Вот тогда мы подбираемся к проектированию организаций, которые приобрели сверхсложный характер и очень неустойчивый. Банкротство и разорение корпораций лишь частный и маленький случай того, какие формы, в том числе ужасные, может приобретать неуправляемость организаций.

Явление потери управляемости

Например, в конце 70-х годов Спартаком Петровичем Никаноровым было открыто явление, которые было названо «потерей управляемости». Поскольку мы говорим, что это надстройка в природе, технике и в организации, следовательно, в организации тоже должны быть явления, которые исследуются, законы которых открываются. И вот ключевым явлением в организации было установлена потеря управляемости. Она происходит почти всегда. Почти с самого создания, зарождения вплоть до самой смерти. Это может происходить в киоске, который сникерсами торгует, в нефтяной корпорации, в Министерстве экономики или в госаппарате в целом, или в государстве в целом. И государство в результате потери управляемости может распасться именно как организация. Не потому что его варвары разрушили, а потому, что оно пришло в неустойчивое состояние и распалось, а адекватной петли обратной связи, которая восстанавливает управляемость, не возникло.

Кто интересовался когда-то этим или имеет увлеченных этим каких-то знакомых, тот знает, что существуют такие гениальные менеджеры, которые приходят в разваливающийся Форд или в какую-то крупную корпорацию, поднимают ее акции, находят выход из кризиса и т. д. Т. е., методом восстановления управляемости может быть гениальный индивид, который опирается на свою интуицию, опыт, везение и т. д.

Мы знаем, что карьера управленца, его признание зависит от того, насколько управляема его организация или ее аспект. Финансовый директор — у него все прозрачно, управляемо с деньгами компании. Директор по персоналу — у него люди соответствуют стратегии развития по образованию, по мотивации и т. д. Этот метод восстановления управляемости можно назвать субъективным: давайте искать на каждый случай провала или развала людей, которые приобрели опыт.

Проектирование организаций

Но другая альтернатива — это проектирование организаций. Т. е. придание ей управляемого характера не потому, что там гений нашелся, а потому что этот стол прямоугольный, и ничего с этим не сделаешь. Все столы прямоугольные в некотором смысле, они изготавливаются в нашем понятии и у столяра одинаково. Вот организацию можно сделать прямоугольной? Чтобы она гарантированно была управляемой, или круглой, цилиндрической и т. д. Т. е. устойчивой, самоорганизующейся, растущей, целенаправленной, адаптивной? «Да, можно!» — говорит это направление, и вот возникает методология, которая диагностирует потери управляемости в организации.

Мы, в некотором роде, «врачи» организаций. Врач проводит обследование и устанавливает диагноз, чем болен организм. Дальше организм может согласиться, может не согласиться с диагнозом. Согласившись с диагнозом, он может согласиться лечиться или отложить до лучших времен. Потому что очень он не любит, когда бормашина начинает визжать у уха.

Диагноз установлен, решение принято, начинается лечение. Эта методология говорит о том, что мы должны определить концептуальную модель организации. Вот будет ли киоск со сникерсами развивающейся или просто потоковой системой, или будет ли Министерство экономического развития РФ целеустремленной системой или просто функционирующей и исполняющей приказы и указы. В этом пункте начинается проектный процесс, т. е. принятие решений: по синтезу модели, какой она должна быть, затем по формализации ее в аппарате, синтезу модели конечной и создание проекта организации.

После того, как организация спроектирована, как говорят, ее надо «внедрить». Я долго не мог понять, чем мне не нравится это слово, оказалось, что чисто этимологически это означает, что берем организм и искусственную поджелудочную железу или искусственную почку и в него внедряем с размаху. Организм сопротивляется, так как мы его режем, иммунные барьеры и т. д. В организации тоже есть иммунные барьеры, она тоже очень не любит хирургов. И немножко в разной степени не любит и гомеопатов.

Организации имеют очень склочный характер, они тупы, они не приемлют ничего нового, они самодостаточны. Врач, пришедший со стороны, для нее является неким самозванцем. Практики говорят, что «мол, мы тут вот жилищным коммунальным хозяйством Долгопрудного уже 30 лет управляем, а что вы нам можете сказать хорошего, нового про эту область управления, ведь вы же ничего не знаете?» Да, ЖКХ мы не знаем, хотя догадываемся, что это несколько проще, чем ракетные войска стратегического назначения, но то, что им надо управлять и принимать решения, бюджетировать и т. д.,- это мы знаем, поэтому можно спроектировать организацию и для этого.

Вот эти вот тупые, костные, неуклонно движущиеся к своему развалу организации и надо диагностировать, спроектировать и внедрить. Но не внедрить, потому что внешняя неестественная для организации подсистема будет отторгнута. И дальше существует целая сопутствующая дисциплина, в консалтинговом миру она называется «реинжиниринг» — очень неадекватное для того, что мы делаем, слово. Но, тем не менее, это замена этого внедрения, т. е. мы постепенно должны пролечить и поставить взамен изношенных частей новые или реорганизовать ее бизнес- процессы, как говорят (если это корпорации), и преодолеть психологическое сопротивление, саботаж, непонимание и т. д. В ходе этого возникает обучение людей и, как правило, изменение системы оплаты, мотивации и т. д. Конечным результатом является новая организация, которая возникла на месте старой.

Проблема эффективности

Естественно, что этот процесс должен быть в конечном итоге, и, поскольку мы физики, он должен быть измерим. Сколько ни говори, что я тебя вылечил, градусник должен показывать, что температура упала и стала нормальной 36.6. А что в организации — куда этот градусник вставлять, и что надо мерить? Измеримость, реализуемость и достижимость результата реорганизации, в конечном счете, упирается в проблему эффективности. Вот она и является до сих пор проблемой нерешенной теоретической. Вот эффективна организация под названием ФРТК или нет? Кто скажет?

Сразу возникает относительность. Теории относительности еще нет, но понимание относительности уже есть. Смотря какие задачи, смотря в чьих интересах действуют организации, смотря что мы понимаем под краткосрочной и долгосрочной эффективностью. Мы можем очень сильно взвинтить прибыль и через 2 года разориться или мы хотим долгосрочную, но нормальную рентабельность. Проблема эффективности не решена теоретически, не известно, как ее мерить. В. В. Путин сказал, что у нас госаппарат неэффективный, надо провести административную реформу. То же самое говорят губернаторы, мэры, то же самое говорит Президент ЛУКОЙЛа, директор Омского шинного завода:

Как же ее мерить — эту эффективность? Вот в бухгалтерии 30 человек, это хорошо или плохо? Это много или мало? Как ни приду, они там чай пьют, но говорят, что у них много работы, потом сидят до 20.00. Но баланс вроде сдают. А вот отдел научно-технического развития, там 3 человека. Говорят: «Хватит, что платить бездельникам, все равно неизвестно, когда с них толк будет». Это эффективно или нет? В бухгалтерии 30, а в отделе научно-технического развития 3. Дальше начинается целеполагание. А цель-то в чем? Кто эти цели полагает, собирается достигать? А каковы ресурсы, которые он может подтянуть для достижения этих целей?

Этот поезд очень сильно ощущается и в наших маркетинговых сводках о битвах с полей о колоссальной динамике осознания людьми, управленцами не только у нас в стране, но и в мире, осознания того, что модели эффективности нет, и методики измерения эффективности до сих пор нет именно потому, что это не сотовый телефон и не печка. А, кстати, какова эффективность сотового телефона? В чем ее мерить? Вам что важнее — устойчивость или многоинформационность форматов? Или роуминг? Или дешевизна тарифа? В последнем случае, эффективный телефон, это тот, который обеспечивает минимальную стоимость разговора. Вот возник субъект, у которого есть свой интерес, своя точка зрения и эффективней для него именно по этому параметру телефон. А что такое телефон, эффективный он или нет — неизвестно.

Использование идеала для решения проблемы эффективности

Можно отвлечься. Системотехника, о которой я уже упомянул, в 50-х годах решила разобраться с этими техническими системами, откуда берутся эти функции там, как их развивать, куда их устремить, к какому пределу. История не помнит имени автора, но один ушлый человек предложил: а давайте мы сформулируем такой предельный вариант системы, идеал. А если мы сформулируем идеальную систему, то мы будем знать, где мы находимся по отношению к идеалу, и будем потихоньку развиваться в сторону к идеалу, как к горизонту. Была сформулирована куча всяких идеалов.

Вот, к примеру, идеальная система связи. Что такое идеальная система связи? Идеальная система связи обеспечивает коммуникацию любых двух субъектов, находящихся в любых точках планеты, в любое время года и суток, независимо от атмосферных помех, по любому каналу коммуникации, мгновенно, без искажений и бесплатно. Что происходит с развитием систем? Сотовая связь — любые два. Интернет, не любые, но многие каналы: тексты, звуки, изображения. Тарифные войны — снижение тарифов, т. е. идет к бесплатной. Т. е. идеал, это то, что не достижимо, но по отношению к чему система хочет и может развиваться.

А если она пошла развиваться вбок? Вот наглядный пример — проект Иридиум в середине 90-х. Ушлые мужики, в том числе с наших баз, предлагали повесить над Россией 6 или 8 платформ космической и устроить что-то типа сотовой связи, но из-за дикой дороговизны этот проект умер. Идеал — это то, к чему надо стремиться. Вот один из классов систем — целеустремленная система. Целеустремленная система полагает идеал, а для этого нужны соответствующие модели и методы. Попробуйте сфомулировать идеальное преподавание общей физики. Что такое идеальная система обучения физике? Целеустремленная система полагает идеал и обеспечивает методически его достижение или развитие системы по направлению к идеалу. Потому что естественное развитие ни к чему не стремится. Природа развивается, не имея никаких целей. И гейзер, в отличие от системы отопления, не функционирует, никаких функций он не выполняет, хотя теплая вода все время бьет, а вот батарея должна функционировать.

Перспективы обучения на кафедре КАиП

Третья часть — что мы делаем со студентом. Студент приходит, по учебному плану, в середине 3-го курса. Как и все базовые организации, мы читаем вам лекции, где рассказываем, что такое логика, формальная логика, что такое теория систем, что такое системный анализ, теория развития и т. д. Также, как многие базовые организации, мы стремимся студентов, помимо учебы, загрузить практической работой. Мы будем стремиться загрузить не только для решения ваших личных материальных проблем, но и организационных материальных проблем. Поэтому вы будете иметь возможность, и должны будете включаться в практическую деятельность по реорганизации компаний различных, очень интересных.

Вот сейчас 4 наших четверокурсников включились настолько, что один летает в командировки в Пермь, другой в Омск, третий в Южно-Сахалинск, а четвертый в Москву. Т. е. организации у нас рассеяны по всему миру, по всей стране. Потеря управляемости является общим явлением и на Сахалине, и в Калининграде, поэтому ушлые студенты, проходящие базовую практику, могут поучаствовать и в такого рода проектах. Можно работать с нефтяной компанией, можно работать с Министерством, можно работать с маленькой физтеховской фирмой, которая импортирует шаровые краны для ванн и кухонь, которые получше, чем у нас на Физтехе стоят, и т. д.

Студенты будут, кроме лекций, погружены в эту практическую работу. Какая-то часть сочтет это для себя делом жизни, поскольку направление, основанное патриархами дисциплин физтеха, требует очень большого интеллектуального напряжения, очень быстрого интеллектуального развития. И посвятить этому надо если не жизнь, то годы. Те, кто на это идет, остаются в наших базовых организациях. Те, кто строят свою карьеру в таком более убыстренном режиме, идут, уже сейчас это перестало быть чем-то необычным, в аналитические отделы компаний, фирм, IT-отделы. Есть целая прослойка людей, которые стали директорами, финансовыми директорами фирм. Т. е. вот они идут в мир, в жизнь, в том числе становясь иногда заказчиками наших базовых организаций на проектирование их фирм. Это и есть ваша практическая стажировка и дальнейшая профессиональная ориентация.

Специфика концептуального мышления

Говоря о сложностях и вложениях, которые необходимы, вспомнил, что не упомянул вот о какой еще ступенечке. Мы, если по отношению к вот этой оси выйдем перпендикулярно вот в эту методологическую, то здесь нужно написать ось мышления, которая развивалась и отвечала адекватно вот этим движениям, собственно, материи, объектов исследования. Вот концептуальное мышление есть некоторый новый феномен, которое не прививается, не возникает само собой, не преподается в традиционном физтеховском курсе. Я сам на 5 курсе попал к С. П. Никанорову, многие позже, после окончания института.

Рефлексия моего собственного роста была такой. Над обычным мышлением, школьным бытовым, выстраивается точное логическое мышление, над ним выстраивается системное мышление, а над ним выстраивается концептуальное мышление. Это слои, каждый из которых, как культурные слои в археологии, надстраиваются над прежними. Это трудно описать, потому что это находится там, внутри. Разница между мной и чемпионом мира по акробатике очевидна. Вот примерно такая же разница между обычным мышлением и моим, я это вижу, мысленно знаю и примерно оцениваю, что я могу производить мысленные операции со скоростями на несколько порядков превосходящими обычное мышление.

Это не есть предмет лекций, это не есть предмет зачетов и т. д. Это есть предмет концептуальной культуры, которая была побочным фактором ответа на проблемы организаций, и которая возникла. Если это кому-то понравится, кто-то заинтересуется, то этим можно специально заниматься. Мы условно называем человека «концептуалист-теоретик», который, собственно, развивает теорию конструктивного мышления.

О кафедре на сайте МФТИ.